Нодулярный дерматит диссертация

Александр Кононов: «В борьбе с нодулярным дерматитом основное внимание должно уделяться контролю перемещения животных»

Еще несколько лет назад отечественные фермеры и крупные производители не знали о такой проблеме, как заразный узелковый дерматит КРС или нодулярный дерматит. А сейчас это заболевание занимает первое место по количеству вспышек среди трансграничных заболеваний. О том, почему так опасен нодулярный дерматит, как обеспечить профилактику инфекции и чем сегодня вооружены для борьбы с ней ветеринары, порталу «Ветеринария.рф» рассказал заведующий референтной лабораторией болезней КРС ФГБУ «Федеральный центр охраны здоровья животных» Александр Владимирович Кононов.

– Александр Владимирович, расскажите, пожалуйста, какова статистика по опасным трансграничным заболеваниям в РФ?

– По данным Всемирной организации охраны здоровья животных (МЭБ), на территории РФ в 2016 году нотифицирован целый ряд трансграничных болезней животных. В этот перечень входят африканская чума свиней – 293 вспышки; классическая чума свиней – четыре вспышки; высокопатогенный грипп птиц – пять вспышек; оспа овец и коз – 18 вспышек; нодулярный дерматит – 313 вспышек; сибирская язва – шесть вспышек; ящур – четыре вспышки.

– В этом списке лидирует нодулярный дерматит. Почему заболевание распространяется столь быстро?

– Активное распространение нодулярного дерматита КРС в Средиземноморье и странах Европы за довольно короткий период времени (2013–2016 годы) в очередной раз подтверждает трансграничную природу болезни, которая может приводить к значительным экономическим потерям в неблагополучных странах. Длительное время болезнь ограничивалась африканским континентом и считалась одной из форм оспы. С 1989 года инфекция регистрируется на территории Израиля и распространяется на Востоке, в Азии и на Балканском полуострове.

– Какие регионы в нашей стране считаются неблагополучными?

– В первую очередь от нодулярного дерматита пострадал кавказский регион. Сегодня неблагополучными по нодулярному дерматиту считаются Чечня – 108 очагов, Калмыкия – 57, Ингушетия – 35, Ставропольский край – 30, Дагестан – 28, Астраханская область, Карачаево-Черкесия – по десять очагов, Волгоградская область – девять, Тамбовская – шесть, Ростовская, Самарская области – по пять, Рязанская область – два, Адыгея, Кабардино-Балкария, Воронежская область – по одному, Краснодарский край – пять очагов.
Всего в 2016 году на территории неблагополучных субъектов РФ, где регистрировались вспышки нодулярного дерматита, заболело более 17 тыс. голов КРС (17 853), пало 1559 голов, было уничтожено 30.

– Быстро ли определяется болезнь, по каким признакам владельцы обычно понимают, что с животным что-то не так? Какими методами диагностики определяют нодулярный дерматит профессионалы?

– Клиническое проявление нодулярного дерматита зависит от ряда факторов, в том числе от вирулентности возбудителя и резистентности организма восприимчивых животных. Инкубационный период составляет до 28 дней, по данным МЭБ. При этом доказано, что болеют только КРС и буйволы. В основном клиническая картина при болезни следующая: в начале развития болезни резко снижается молочная продуктивность животных, повышается температура тела, в дальнейшем у животных могут наблюдаться поражения кожного покрова в области внутренней поверхности бедер, вымени, семенников в виде покраснений, эрозий с образованием бугров (нодул) на всей поверхности тела. Эрозии и язвы могут образовываться на слизистой оболочке пищевода и верхних дыхательных путей, что при обсеменении бактериальной микрофлорой приводит к развитию вторичных инфекций. Продуктивность животных практически не восстанавливается, быки остаются временно или постоянно стерильными.
Для установления факта инфицирования животных рекомендуется проводить отбор и исследования по выявлению генома вируса из проб стабилизированной крови и смывов из носовой полости. Возбудитель может выделяться из крови и носовых истечений до 22 дней, из пораженных участков кожи до 39 дней, с молоком или спермой до 42–60 дней. При температуре +4 С вирус сохраняется до шести месяцев.

– Чем опасен нодулярный дерматит? Какие методы его профилактики существуют?

– Ущерб для животноводства при развитии нодулярного дерматита складывается из снижения молочной или мясной продуктивности, которая в большинстве случаев не восстанавливается, проявления абортов и мертворождения, что приводит к недополучению ремонтного молодняка, повреждения шкур, бесплодия животных, гибели от развивающейся вторичной инфекции, а также из затрат на лечение и проведение ветеринарно-санитарных мероприятий.
В настоящее время Федеральный центр охраны здоровья животных является ведущей организацией в стране по разработке средств диагностики и специфической профилактики нодулярного дерматита. Весной 2016 года сотрудниками нашего Центра был проведен целый ряд испытаний по изучению иммуногенности и безвредности вирусвакцины против оспы овец, доказана ее эффективность при защите от нодулярного дерматита, внесены дополнения в действующую инструкцию. Успешные лабораторные испытания вакцины против оспы овец позволили применить ее с целью профилактики нодулярного дерматита КРС в полевых условиях. За прошлый год на территории России вакцинировано более 3,1 млн голов КРС.

– Вакцина входит в перечень бесплатных и обязательных вакцин или вакцинация проводится добровольно?

– Вакцинация вирусвакциной против оспы овец культуральной сухой должна проводиться под контролем специалистов государственной ветеринарной службы. В настоящее время существует государственное субсидирование на приобретение вакцин, а также в ряде случаев владельцы сами приобретают препарат.
Кроме этого, в настоящее время проходит апробацию отечественная тест-система Каприпокс для выявления генома возбудителя в пробах биоматериала методом ПЦР.
Сотрудники института выезжают в субъекты РФ для оказания научно-консультационной помощи в вопросах диагностики, профилактики и борьбы с нодулярным дерматитом. На базе нашего Центра организуются как практические, так и теоретические курсы (совещания) по освещению разных аспектов данной проблемы.

– Какие факторы заноса и распространения нодулярного дерматита вы бы выделили? Какие из них нейтрализуются легко, а с какими борются долго и безрезультатно?

– В отношении распространения нодулярного дерматита стоит учитывать две составляющие: распространение внутри стада или на незначительное расстояние и распространение инфекции на большие расстояния. В первом случае основная роль отводится кровососущим насекомым, таким как мухи, комары, слепни, клещи и др. Спектр видов кровососущих насекомых, которые могут участвовать в распространении нодулярного дерматита, в настоящее время изучается учеными во многих странах. Кроме того, доказана возможность прямого или непрямого путей распространения вируса между животными. Но на это в настоящее время отводится меньший процент вероятности и требуется дальнейшее изучение данного вопроса.
Во втором случае, когда речь идет о распространении болезни на дальние расстояния, основное внимание должно уделяться контролю перемещения животных. Учитывая одну из главных особенностей болезни, а именно возможность клинического проявления лишь в половине случаев, перемещение клинически здоровых животных в состоянии субклинической инфекции или бессимптомного вирусоносительства способствует распространению инфекции на значительные расстояния из неблагополучных регионов. Кроме того, доказана возможность перемещения инфицированных насекомых с транспортными средствами.

– Как в этом случае вы относитесь к отмене необходимости получения ВСД на животных, которых перевозят в рамках одной организации? Ведь расстояние при перевозке из одного предприятия в другое может составлять сотни километров. Является ли это провоцирующим вспышки фактором?

– Нельзя допускать перемещения животных с территории, неблагополучной по нодулярному дерматиту, на благополучные. При этом важен строгий контроль нелегального перемещения скота. Когда не только ветеринарная, но и другие службы субъекта (МВД и т. д.) консолидировано подойдут к решению данной проблемы, ситуацию можно будет изменить.

Использованные источники: xn--80adjapb7awdo4m.xn--p1ai

СМОТРИТЕ ЕЩЕ:

  Тербинафин лечение себорейного дерматита

  Лечение дерматита дегтем

Внимание! Нодулярный дерматит у коров.

Нодулярный дерматит крупного рогатого скота (кожная бугорчатка, кожно-узелковая сыпь, узелковая экзантема), болезнь «кожного отека» у буйволов (Dermatitis nodularis bovum) — инфекционная болезнь крупного рогатого скота, сопровождающаяся лихорадкой, отеком подкожной соединительной ткани и органов, образованием кожных узлов, поражением глаз, слизистой оболочки дыхательного и пищеварительного трактов.

Экономический ущерб. Летальность при нодулярном дерматите крупного рогатого скота не превышает 10%. В то же время по данным ряда авторов экономический ущерб значительный, ввиду того что снижается молочная и мясная продуктивность, качество кожевенного сырья, нарушается половая цикличность у коров, а у быков развивается временная половая стерильность.

Клинические признаки. Инкубационный период — от 3 до 30 дней, чаще 7-10 дней. Продромальный период короткий. При острой форме в начальной стадии болезни после повышения температуры тела до 40°С у животного происходит снижение аппетита, появляется слезотечение, серозно-слизистые выделения из носа. Через 48 часов на коже шеи, груди, живота, паха, конечностей, головы, вымени образуются плотные круглые или несколько вытянутые узелки с плотной поверхностью, диаметром 0,5-7см, высотой до 0,5см. Число узелков колеблется от десяти до нескольких сотен. Их легко прощупать, и они более заметны у животных с короткой шерстью, гладкой, на бесшерстных или слабо покрытых шерстью участках. Иногда узелки сливаются.

Через несколько часов после появления по краям узелков начинает отделяться эпидермис, а в центре образуется характерная впадина и начинается некроз ткани. Некротические участки окаймлены валиком шириной 1-3мм, состоящим из грануляционной ткани. Через 7-20 дней после появления узелка некротизированный участок секвестируется, и его можно извлечь или, подсыхая, он отпадает. Тогда он будет иметь вид пробки размером 1×2см.

Если процесс не осложняется, то образовавшаяся полость заполняется грануляционной тканью и зарастает непигментированной кожей с шерстью. Если же процесс осложнился, то образуются язвы. Несеквестированные узлы уплотняются и в таком состоянии могут оставаться до года и более. Отек, появившийся в начале болезни или позже, может увеличиваться и распространяться на соседние области. У лактирующих коров на вымени часто появляются узелки. Молоко становится розоватым, густым, сдаивается болезненно по каплям, а при нагревании застывает в гель. Лимфатические узлы увеличены и легко пальпируются, особенно предлопаточные.

При тяжелой форме отмечается длительная лихорадка, потеря аппетита, исхудание животного. Узелки прощупываются по всему туловищу, отмечаем сильное поражение органов дыхания и желудочно-кишечного тракта. На слизистой оболочке образуются плоские круглые эрозии и серовато-желтые некротические бляшки. В дальнейшем отмечают их нагноение изъязвления. На веках появляются эрозии и язвочки, роговица мутнеет, наступает частичная или полная слепота. Изо рта выделяется густая тягучая слюна, из носа — гнойная слизь со зловонным запахом. Если изъязвления в дыхательных путях сопровождаются выраженным отеком, то животное нередко погибает от удушья.

Атипичная форма нодулярного узелкового дерматита наблюдается у новорожденных телят и характеризуется перемежающей диареей, лихорадкой, при отсутствии заметных признаков кожных поражений.

Инанпарентная форма протекает бессимптомно, но сопровождается вирусоносительством и образованием вируснейтрализующихся антител.

У выздоровевших животных отеки и узелки исчезают, шерсть на пораженных участках тела выпадает, кожа трескается и отпадает лоскутками («лоскутная болезнь кожи») и постепенно заменяется новой. Наиболее часто «бугорчатка» осложняется трахеитом, пневмонией, сопровождающейся затрудненным дыханием, поражением половых органов, у самок-отсутствием эструса и пропуском 4-6 половых циклов, у самцов — временной половой стерильностью. Болезнь может осложняться разной микрофлорой; в этом случае у больных животных нередко поражаются суставы.

Профилактика и меры борьбы. Для иммунизации крупного рогатого скота против бугорчатки, вызываемой вирусами типа Nettling, применяют три штамма вируса оспы овец, выращенных в культурах тканей семенников ягнят и хориоаллантоисе куриных эмбрионов. Вакцинацию проводят подкожно. Примерно у 10% вакцинированных животных наблюдают местные реакции, выражающиеся в образовании узелка и припухлости, которые исчезают не позднее чем через 2 недели. Длительность иммунитета 1 год. Организуют и проводят мероприятия, препятствующие возникновению и распространению болезни. При появлении ее в ранее благополучных районах немедленно убивают всех заболевших и подозрительных по заболеванию животных и проводят тщательную дезинфекцию и дезинсекцию. Строго выполняют все правила ветеринарно-санитарных и карантинно-ограничительных мероприятий. В стационарно-неблагополучных районах больных и подозрительных по заболеванию животных тщательно изолируют, обеспечивают их полноценными витаминизированными кормами. Лечение симптоматическое.

При лечении от нодулярного дерматита хорошо показал себя препарат Рибафлокс (рибавирин + энрофлоксацин + триметоприм).

Осушитель подстилки при содержании животных и птиц. Для чего он нужен, насколько эффективен.

Респираторный микоплазмоз у с/х птицы. Методы лечения.

Использованные источники: farmpromvet.tiu.ru

СМОТРИТЕ ЕЩЕ:

  Список мазей от аллергического дерматита

  Чем лечить дерматит на руках народные средства

Нодулярный дерматит диссертация

[Lampy Skin Disease (англ.), Knopvelsieckte, Exanthema Nodularis bovis, Dermatose nodulaire (франц.), Knochensschlag des Rindes (нем.)) seudo-urticaria (итал.)]

Нодулярный дерматит (кожная бугорчатка, узелковый дерматит, кожно-узелковая сыпь, болезнь кожного отека у буйволов, лоскутная болезнь кожи, вирусная, заразная бугорчатка кожи, узелковая экзантема КРС) — болезнь КРС, характеризующаяся лихорадкой, поражением лимфатической системы, отеками подкожной клетчатки и внутренних органов, образованием кожных узлов (бугров), поражением глаз и слизистых оболочек дыхательного и пищеварительного трактов.

Впервые болезнь зарегистрирована в Центральной Африке (1929 г.) как ложная крапивница. Бакстром в 1943 — 1945 гг. доказал заразный характер болезни. Томаси Мере (1945 г.) наблюдали ее в Южно-Африканской Республике, а Дизель (1949 г.) — в Свазиленде и Мозамбике. Примерно в это же время болезнь появилась на территории Намибии и Малави, а в 1945 г. — на Мадагаскаре (Ла Ланке, 1956 г.). Затем ее диагностировали на севере, а в начале 1960 г. в некоторых странах Экваториальной Африки. В настоящее время она встречается в 19 странах Африки. В СНГ нодуля-ный дерматит не зарегистрирован.

Нодулярный дерматит относится к особо опасным инфекциям КРС. Больные животные быстро худеют, портится шкура (после дубления кожи на местах узлов остаются чашеобразные углубления и дыры). У коров снижаются, а затем прекращаются удои. Больные коровы не приходят в охоту. У быков наступает временная половая стерильность. Чаще поражаются и тяжелее переболевают чистопородные животные, лактируюшие коровы, недостаточно упитанные особи и молодняк. Легче болезнь протекает у животных местных пород.

Клинические признаки. Инкубационный период в среднем 7 дней. Он зависит от восприимчивости животного, типа и вирулентности возбудителя и путей его проникновения в организм. Продромальный период короткий, нередко протекает незаметно, особенно при появлении первых случаев болезни в хозяйстве. У заболевших животных повышается температура тела до 40 °С, появляются водянистые истечения из глаз, вялость. Животные отказываются от корма, быстро истощаются. Лимфоузлы увеличиваются, легко прощупываются на бедрах и особенно в предлопаточной области. Поверхностные лимфоузлы иногда имеют вид припухлостей.

При тяжелом течении болезни поражаются ротовая полость, органы дыхания и пищеварения. Изо рта выделяется густая тягучая слюна, из носа — гнойная слизь зловонного запаха. Водянистое истечение из глаз сменяется слизистым, при подсыхании его образуются корочки. На веках появляются эрозии и изъязвления. Иногда наблюдается конъюнктивит; роговица мутнеет, что может привести к частичной или полной слепоте. Изъязвления, появляющиеся в дыхательных путях, вызывают сильный отек, и животное гибнет от удушья.

По всему телу, а иногда только на конечностях и животе, образуются внутрикож-ные бугорки с плоской поверхностью (диаметр 0,5—7 см, высота до 0,5 см); число узелков колеблется от 1 — 10 до нескольких сотен. На некоторых участках тела бугорки сливаются. Иногда они образуются под кожей и обнаруживаются лишь при прощупывании. По краям бугорков эпидермис отделяется, а в центре ткань некротизи-руется и образуется характерная впадина, окаймленная валиком из грануляционной ткани размером 1—3 мм. Через 1—3 неделю после появления бугорка некротизированную ткань можно удалить в виде пробки (секвестр) или она, подсыхая, отпадает сама. Несеквестрированные узелки затвердевают и остаются многие месяцы. При асептическом течении впадина быстро заполняется грануляционной тканью и зарастает волосом несколько другого цвета. При осложнении (вторичная инфекция) в глубоких слоях кожи и подкожной клетчатки появляется отек. У лактирующих коров поражается вымя. Оно увеличено в объеме, в нем видны узелки; молоко густое, с розовым оттенком, сдаивается каплями, при нагревании превращается в гель.

Болезнь продолжается около 4 недель, при осложнениях — дольше. Из осложнений при бугорчатке часто бывают трахеиты, пневмонии, сопровождающиеся атрезией трахеи и затрудненным дыханием, поражением половых органов, пропуском 4—6 течек, а у самцов — временной половой стерильностью. Нередко болезнь осложняется вторичной бактериальной инфекцией, при этом поражаются суставы, легкие и другие органы.

Патологоанатомические изменения. На коже, на поверхности и в толще мышц видны характерные узелки. Лимфоузлы отечны, сочны на разрезе. Под висцеральной плеврой, иногда на раковинах носовых ходов, в селезенке, печени и рубце можно обнаружить звездчатые кровоизлияния. Легкие отечны, иногда в них видны узелки. В носовых ходах и в сальнике находят признаки застойных процессов, под капсулой почек — мелкие узелки (2—3 мм), в сычуге — диффузное воспаление, иногда изъязвление дна и пилоруса, в слизистой оболочке кишечника, чаще тонких кишок, — кровоизлияния.

Александер, Плоурайт и Хайг (1959 г.) разделили вирусы (по ЦПД), вызывающие кожную бугорчатку КРС, на три группы: BLD, Allerton, Neethling. Штаммы, относящиеся к группе BLD, не образуют синцития, вызывают ЦПЭ в тканевых культурах за 40—66 ч, непатогенны для КРС, овец, кроликов и мышей. Штаммы вируса группы Allerton быстро размножаются в культуре клеток, вызывая ЦП И (в течение 24 ч), сходные с изменениями, наблюдаемыми при кори (образование больших внутриядерных эозинофильных включений и синцития, краевое стояние хроматина). В слое клеток проявляются отверстия круглой или овальной формы с четко выраженными границами. Такие отверстия придают монослою вид «изъе-денного молью». Вирусы группы Neethling являются основным возбудителем нодулярного дерматита. Они также вызывают ЦПИ В культуре клеток ПТ, эмбриона овцы и тестикулярной ткани ягнят и телят не ранее 14 дней после заражения. По ЦПД вирус Neethling сходен с вирусами оспы.

Самые крупные вспышки болезни в Африке были вызваны вирусом типа Neethling, имеющим АГ родство с вирусом оспы овец. Болезнь, вызванная возбудителем этого типа, протекает особенно тяжело. Ее рассматривают как подлинную кожную бугорчатку. Вирус типа Allerton, как правило, вызывает болезнь, протекающую более благоприятно, и ее иногда называют ложной бугорчаткой. Вирус типа BLD, выделенный от больных кожной бугорчаткой и названный Орфан (сиротским) вирусом, видимо, не является истинным возбудителем нодулярного дерматита, так как в очищенном виде не вызывает у животных ни клинических признаков болезни, ни образования специфических AT. В связи с этим определенной классификации вирусы нодулярного дерматита КРС не имеют.

Морфология и химический состав. Зрелые вирионы вируса Neethling округлой формы, имеют двойную оболочку, плотную сердцевину и боковые тельца. По морфологии они идентичны возбудителям оспы.

Вирус Neethling хорошо переносит 3-кратное замораживание и оттаивание, но чувствителен к 20 %-ному раствору эфира. По данным Вайсса (1960 г.), он может сохраниться жизнеспособным в пораженных участках кожи не менее 33 дней, в слюне — 11, в крови и в некоторых внутренних органах — 4 дня. У переболевших животных вирус вызывает образование ВНА, время появления и исчезновения которых не изучено. Суспензия из внутренних органов и лимфоузлов от убитых на 20-й день после заражения животных вызывает образование AT, выявляемых в РДСК при постановке реакции с сыворотками крови переболевших животных. Активность сыворотки крови достигала 1:30, а органов и тканей 1:4 — 1: 120.

АГ вариабельность и родство, не изучены. В антигенном отношении вирус Neethling родствен вирусу африканской оспы овец и, возможно, вирусу оспы коз, но отличается от вирусов Allerton и BLD. АГ связи и таксономическое положение вируса Alierton не изучены. В 1961 г. Капстик и Куклей установили иммунологическое родство между вирусом типа Neethling и кенийскими штаммами вируса оспы овец (Кедонг, SP-143 и Isiolo). ГА свойства, не изучены.

Вирус Neethling обнаруживали в крови животных через 22 дня после появления симптомов болезни. Во внешнюю среду вирус попадает с отторгаемыми кусочками пораженной кожи и вируссодержащими спермой, слюной и кровью. Со спермой вирус выделяется в течение 60 дней после клинического выздоровления быка. В уплотненных кожных узлах вирус можно обнаруживать до 120 дней с момента их появления.

Экспериментальная инфекция. После введения изолятов 1—2-го пассажей мышата-сосуны погибали на 5—6-е сутки У морских свинок через 10 дней появлялись внутри-кожные узелки, ВНА в сыворотке крови не обнаруживали. Показана нейтрализующая активность кроличьих сывороток.

При заражении вирусом Neethling у КРС появляются лихорадка и кожные поражения. У кроликов возникает кратковременная местная реакция с генерализованными поражениями. Морские свинки более восприимчивы к вирусу, чем кролики. У них находили некротические поражения, сходные с поражениями у КРС. Взрослые мыши к вирусу Allerton невосприимчивы, однако новорожденные мышата высокочувствительны. Вирус удавалось пассировать на мышатах-сосунках путем интрацеребрального заражения. Перекрестного иммунитета между различными типами вируса не наблюдается. Овцы и козы восприимчивы к вирусу нодулярного дерматита. Шт. Isiolo вызывает у КРС заболевание бугорчаткой и сообщает резистентность к шт. Neethling. Это свидетельствует об их иммунологическом родстве.

При экспериментальном заражении вирусом бугорчатки (шт. Эфиопский) в области средней трети шеи, плеч и живота, через 6—9 дней после заражения отмечают образование узелков на месте инокуляции вируса размером 0,7—0,8 см, а на 12-й день — повышение температуры тела до 40,5 °С. Генерализованная форма характеризовалась образованием узелков внутрикожной локализации по всей поверхности тела на 13-й день. Наблюдают депрессию, снижение аппетита, учащенное дыхание, тахикардию, гиперемию в ротовой и носовой полостях, конъюнктивит. Из носовой полости выделялся серозно-слизистый экссудат. В области подгрудка и путовых суставов отмечалось образование обширных отеков. Температура тела достигала 41,1 °С. В дальнейшем животные теряли в массе. Узелки на коже достигали размеров 3—3,5 см, а на видимых участках они сливались. При пальпации кожи выявлялась болезненность. Региональные лимфоузлы увеличивались, до размеров гусиного яйца.

При введении изолятов I—11 типов мышата-сосунки погибали на 5—6-е сутки; у морских свинок через 10 дн появлялись внутрикожные узелки, ВНА в сыворотках крови не обнаружены. Показана циркуляция среди коров двух серотипов, причем изоляты предположительно тождественны: 1- и 2-штаммы вируса типа Allerton, 3-й подобен вирусам группы Орфелен.

Культивирование. Вирус Neethling размножается в 5—7-дневных КЭ при 33,5—35 °С. На ХАО вызывает оспоподобные поражения: мелкие мутные фокусы вокруг возвышающегося белого центра. Вирус хорошо культивируется в культуре клеток почки и тестикул теленка и ягненка. В ранних культурах ЦПЭ развивался медленно, но уже через 24 ч после адаптации появлялись веретенообразные клетки, которые позже округлялись; образовывались включения, сходные с включениями, свойственными вирусу оспы овец, но синцитий не выявлялся. Вирус Allerton размножался в первичной культуре тестикул быка и барана. С 3-го последовательного пассажа через 24—36 час вызывал полную деструкцию клеточного монослоя. Вирусы всех 3-х разновидностей удалось адаптировать к клеткам почки кролика. Культуральный вирус Neethling сохранял патогенность для телят.

Нодулярный дерматит — высококонтагиозная болезнь. В Южной и Экваториальной Африке поражает КРС, в том числе буйволов и зебу. Животные других видов и человек невосприимчивы.

Источники и пути передачи инфекции. Источником инфекции служат больные животные и вирусоносители, а также животные, переболевшие в латентной форме. Возбудитель болезни передается, в основном, трансмиссивно кровососущими насекомыми, комарами, москитами и мухами некоторых видов. Ареал болезни — зоны парковых саванн и редколесий Юго-Восточной Африки. Наибольшее число больных животных бывает там, где большое скопление насекомых. Зарегистрирована передача возбудителя телятам через молоко коровы. Подмечено, что вирус могут распространять птицы, в частности цапли. При первичных вспышках болезни может заболевать 50—75 и даже 100 % животных (особенно среди животных европейских пород). У 50 % животных болезнь протекает типично.

Иммунитет и специфическая профилактика. Переболевшие животные иммунны к повторному заражению. Однако длительность и напряженность постинфекционного иммунитета варьируют. Перекрестного напряженного иммунитета между вышеуказанными типами вируса нет. Надлежащих средств специфической профилактики нет. Для иммунизации КРС против нодулярного дерматита, вызываемого вирусом типа Neethling, применяют 3 кенийских штамма вируса оспы овец (Кедонг, SP-143 и Isiolo), выращенные в культуре тканей семенников ягнят и на ХАО КЭ. Обычный вирус оспы овец иммунитета против нодулярного дерматита не дает. Вакцину вводят подкожно; длительность иммунитета 1 года. При контакте привитых коров с неиммунными к оспе овцами последние не заболевают.

Использованные источники: veterinarua.ru

Похожие статьи